Из книги Коронелло - история о двух иконах

Коронелли Джулия Евгеньевна

Из книги Коронелло
Фото икон тут

Должница А.Я. Коронелли – дочь М. И. Кутузова Анна Михайловна Хитрово, которая, как и Елизавета Михайловна Кутузова-Тизенгаузене, породнилась с фамилией Хитрово, и вышла замуж за генерал-майора Николая Захаровича Хитрово, (1779-27.1.1827) – сына действительного статского советника Захара Алексеевича Xитрово (1734-30.11.1798) и Масловой Александры Николаевны (28.3.1754-5.1.1829) – корнета лейб-гвардии Конного полка (1796), полковника Псковского драгунского полка (1803), в 1807 командовал авангардом в сражении с французами под Прочно, при Остроленске и Пултуске, в 1808 был дежурным полковником при Главном корпусе Молдавской армии, где Кутузов был помощником командующего армией. Ранен при осаде Браилова, где он командовал штурмовой колонной. Флигель адъютант императора Павла I, затем генерал-майор, кавалер орденов Святого Владимира 4-й степени с бантом, Святого Иоанна Иерусалимского и Прусского Pour lе merite. Обвиненный по делу Сперанского и сосланный в свое имение под Тарусой, в 1812 году боевой генерал оказался в стороне от великих событий народной войны. После изгнания французов из России Николай Захарович, благодаря заслугам его великого тестя, был прощен и уехал в Москву.

А еще Николай Захарович Хитрово был славен тем, что в 1824 году выкупил у московских погорельцев после пожара 1812 года земли. Расчистил их и подарил городу. Место это стало называться – Хитровская площадь, на которой расположился знаменитый московский рынок или просто – Хитровка. Владимир Гиляровский в своей книге «Москва и москвичи» пишет:

«Большая площадь в центре столицы, близ реки Яузы, окруженная облупленными каменными домами, лежит в низине, в которую спускаются, как ручьи в болото, несколько переулков. Она всегда курится. Особенно к вечеру. А чуть-чуть туманно или после дождя поглядишь сверху, с высоты переулка – жуть берет свежего человека: облако село! Спускаешься по переулку в шевелящуюся гнилую яму.

В тумане двигаются толпы оборванцев, мелькают около туманных, как в бане, огоньков. Это торговки съестными припасами сидят рядами на огромных чугунах или корчагах с «тушенкой», жареной протухлой колбасой...»

В качестве характеристики Николая Захаровича мы хотим привести следующий исторический анекдот:

Генерал-майор Хитрово слыл за серьезного историка и был почетным членом Московского Университета. Как и у лидера православных аристократов Кикладского Архипелага Константиноса Коккоса (о судьбе которого мы писали в предыдущих главах – прим. авторов), у Николая Захаровича Хитрово тоже был семейный монастырь, прозванный Лютиков и расположенный в фамильном поместье в Калужской губернии на реке Оке. Здесь находилась родовая усыпальница Хитрово.

Однажды, наслушавшись рассказов Антона Яковлевича Коронелли, как тот в детстве молился в пределе Святого Розария в Латинском соборе острова Наксос иконе, на которой были изображены его предки – Приматы острова Андрос, Николай Захарович Хитрово решил не отставать от рода Коронелло, который был древнее рода Хитрово на целых двести лет. Он приказал дорисовать на храмовой иконе Лютикова монастыря портрет своего предка – Богдана Хитрово, служившего Царю Алексею Михайловичу. И все было бы ничего, если бы не вышел конфуз:

Лютиков монастырь был освящен в честь Пресвятой Троицы и храмовой иконой стал образ «Гостеприимство Авраама», почитаемый русским народом, особенно крестьянством. Николай Захарович, не будь дураком, просто взял, да и закрасил на старинной иконе образ Сары вместе с дарами, а поверх неё (верной жены Авраама) изобразил своего предка.

Пикантность данной ситуации придавало еще и то, что Лютиков монастырь был мужским. Но никто так и не посмел возразить барину о богохульстве. Только через двадцать лет после смерти Николая Захаровича, срамное изображение было спрятано под серебряный оклад. Вот так призвал Хитрово «Сеять в миру хлеб духовный», — своих сторонников и последователей.

Что касаемо самого именитого предка Хитрово – Богдана — это заслуженная кара человеку, который заведовал Оружейной палатой Московского Кремля, чьи иконописцы буквально глумились над древнерусской живописью: «[…] пишут Спасов образ Еммануила, лице одутловато, уста червонная, власы кудрявые, руки и мышцы толстые, персты надутые, тако же и у ног бедры толстыя, и весь яко немчин брюхат и толст учинен, лишо сабли той при бедре не писан,. – писал современник и оппонент Богдана Хитрово протопоп Казанского собора на Красной площади Аввакум Петров.

Стоит ли удивляться, что подарил любимому городу Хитров рынок Николай Захарович, в то время, когда его супруга не могла расплатиться по долгу своего отца Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова перед Антоном Яковлевичем Коронелли.

Дж. Коронелли, Е.Иванов

Один из авторов этой книги – Джулия Евгеньевна из рода испан-ских дворян Коронелли является прямым потомком главного раввина Кастилии Дона Авраама Сениора – губернатора Сеговии Хуана Переса Коронел – управляющего острова Наксос Франциско Коронелло — кон-сула Франции Корсино Коронелло—Джакопо Коронелло – Джакопо Коронелло сеньора де Коракиа – Марчетто Коронелло – Джакопо Коронелло – Антонио Коронелло – Александра Коронелли – Виктора Коронели – Виктора Коронелли – Валерии Коронелли (в замужестве Родейро-Перейра)– Евгения Коронелли, написала автобиографическую повесть «Калейдоскоп», о жизни семьи Коронелли в XX век. Эта повесть была частично опубликованна в газетах: «Еврейское слово» и «Информпространство». Мы полностью публикуем её далее.
  • 0
  • 01 августа 2011, 23:40
  • coronelli
  • 1533

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.