Мама, Юрмала, первая любовь



Мама, Юрмала, юность, первая любовь.

Коронелли Джулия Евгеньевна

Марк Изрелит-фото из интернета (капитан команды КВН Ашдот)

coronelli.ucoz.ru/publ/2-1-0-164 Фото Юрмалы Елены Комоловой

Юрмала — «Город на волне», крупнейший курорт в Прибалтике, расположенный в 20 км от Риги, на берегу Рижского залива. Здесь тихо, неспешно, спокойно, чистые мощеные плиткой дорожки, неширокие улицы, дома, утопающие в зелени, постриженные газоны и цветники. Сосновый воздух, дюны, мягкий песок- очень помогает расслабиться и отключиться от шумной городской жизни. С другой стороны Юрмалы протекает река Лиелупе, которая известна как водная дорога.



Неповторимость Юрмале придает неглубокое море, в котором можно не только плавать, но и погулять, постоять, посидеть и полежать. Главная пешеходная улица Йомас всегда переполнена туристами, лотками во всякой всячиной, аппаратами с сахарной ватой, воздушными шарами, а главное – выводит к самому лучшему участку пляжа: от Булдури до Майори со множеством летних кафе, качелей и волейбольных полей…

Мне было восемнадцать лет. Маме на работе выдали профсоюзные путёвки, и мы отправились в Юрмалу. Поселились, в пансионате. Обычно – я два дня сижу в номере, ни с кем не знакомлюсь, присматриваюсь, зато на третий, надев свой самый лучший наряд, «выползаю в свет». Тактика проверенная: сесть на лавочку и, как бы невзначай, наблюдать за ребятами, играющими в пинг-понг. Сделав вид, что меня безумно интересует игра. На самом же деле для себя отмечаю, что за «субъекты» обитают в этом пансионате – (учитесь, барышни, это вам не в курилку ходить).

В тот летний день около теннисного стола народу скопилось немало. Мне сразу понравился брюнет, который не только залихватски орудовал ракеткой, но и феноменально-артистично цитировал из «Золотого телёнка» Ильфа и Петрова, комментируя матч. Мне показалось, что он умный, а выпендривается из-за меня. Раздумывая не заметила что ко мне приблизился высокий «блондин в чёрном ботинке» — вылитый Пьер Ришар и с явно белорусским акцентом закричал, указывая на меня: «Ребята, да вы только посмотрите какие у неё глаза – огромные как озёра, ты — ведьмочка?» От этой наглости я оторопела, но сделала вид, что так орут про мои глаза все люди в этом странном мире. «Михаил», — представился парень, широко улыбаясь и протягивая мне руку. Ребята забыли об игре, уставились: « цирк приехал – ура!». Быстро оценив ситуацию, я молча, изо всех сил сжала его ладонь так, что он ойкнул. «Портер» переглянулся. Следующим выступил брюнет, хитро спрашивая:
— Играть будешь? — вожак, поняла я.
— С удовольствием, только, чур, ты меня научишь, (учитесь, барышни, учитесь – это вам не просьба пиво открыть). Марик – так звали брюнета, учил меня часа три: как ракетку держать, как мяч подавать, зачем сетка и как вести счёт – «трибуна» терпеливо наблюдала. Я послушно выполняла указания, мои способности удивительно быстро развивались: ещё бы, не в первой же!
Так что уже к ужину мы все стали закадычными друзьями. За это время я узнала, что он местный, Миша из Белоруссии, Серёга тоже из Москвы, а противный толстячок, кидающий ехидные фразочки, кружа на велике около теннисного стола, — Витька – двоюродный брат Марика. (Остальных ребят сейчас уже не помню, за что прошу простить).
На ужин меня проводила вся гоп-компания и мы «забили стрелку» — завтра встретится на пляже… Но на следующий день пошёл дождь, стало холодно – такая погода, бр-р-р – какое там море.
Теннисный стол мок под открытым небом, мама ушла на рынок – значит, поболтать к соседке, а это на весь день. Я торчала в номере со скуки читая книжку «Американская трагедия» Теодора Драйзера, но, не успев понять, почему напился Томми, услышала робкий стук в дверь:
— Юлька, поедешь в Ригу? — через порог спросил меня промокший до нитки Марик.
— Прям ща? – удивилась я.
— Завтра в семь утра, я хочу показать тебе столицу Латвии.
— Мама вряд ли отпустит ( меня вообще никуда не отпускали родители одну).
— Мы упросим – не волнуйся, вечером зайдём.
— Ладно, попробуйте.
— А пока пошли с нами пиво пить!
— Пиво это дурной вкус! – вспылила я.
— Да ладно тебе!
— Ах, так! Если вы сегодня напьётесь – не поеду ни в какую Ригу, даже если вдруг отпустят! Так и знай! Пока.
С грохотом хлопнув дверью и выждав примерно час, написав маме записку: «Ушла на полдник», я взяла зонт и отправилась искать этих «алкашей несчастных». Дедуктивный метод помог сразу: «Марик и Ко» застукала в дюнах под разноцветным грибком на детской площадке, недалеко от пансионата – нашла по следам.Ребята пили пиво, за соснами меня не заметили. Наглядевшись вдоволь, я развернулась и пошлёпала к теннисному столу. Дождь стих, а внутри меня таился смерч. Долго ждать не пришлось – идут, пиво посасывают ничего не подозревая, увидев меня, свернуть не успели – попались!
— Значит, пьёте? – спросила я, указав на бутылки.
— Пьём, конечно! – заорал белобрысый Миха.
— Ну, я пошла! Чао!
— Куда ты, а играть?!
— Я же просила. Обманули,! Адиос.
— Да пусть идёт! Подумаешь – фифа, – хихикнул мне вслед Витёк.
Вечером пошла на танцы. Дождь лил и лил, а я кружилась в вальсе с каким-то худосочным дядечкой.
От злости выиграла в конкурсе «мешок на голову и вперёд» куклу в национальной одежде. Как же я обиделась, кто бы знал: «Не везёт мне в смерти, повезёт в любви,– пел Окуджава, – не прав был он в тот вечер!
Я вышла из клуба и увидела Марка с Серёгой. Они ждали, видимо уже давно: вымокли, замёрзли и устали. Сделав вид, что мне «до фонаря», молча почапала домой. За мной последовали Марик с Серым – не говоря ни слова проводили до корпуса.
А на следующий день было вот что: я прошлась после обеда мимо теннисного стола, ребята играли, увидев меня Миха заорал:
— Юлька, иди к нам!
Я подошла и спросила:
— Пиво есть? – Марик изо всех сил треснул ракеткой по столу – игра прекратилась:
— Да что ж ты такая упрямая? Мы в Ригу не поехали, а она по дискотекам шляется? Ей можно значит?
— Слушаться надо, – парировала я.
— Ещё чего? – взъерепенился Марк.
А Серый вдруг, как рявкнет на него:
— Я знаю, у тебя фамилия – Израелит!
— Да, именно такая, и что?
— Вот и пей пиво в Израиле – зажрались, – мстительно высказался сообщник по питью.
И «тут Остапа понесло», точнее меня:
— Ах, фамилия? Гад ты, Серый! А у меня Коронелли, бить будешь?
Серёжка опешил, растерялся и уставился на меня:
— Он еврей, прибалтийский еврей! – ты что не понимаешь, вот и строит из себя главного.
— А ты, осёл! Чего подчиняешься-то? А я, русская и испанка. Ещё вякнешь – в глаз дам! Понял, тоже мне — русский Серёженька. Вот и «катись колбаской по Малой Спасской» – рявкнула я и сжала кулаки.

Утром мы все вместе поехали в Ригу.
Красивый, старинный город, который местные жители часто сравнивают с Прагой: оперный театр и концертные залы, активная художественная жизнь, изысканные магазины и маленькие уютные рестораны. В 30-х годах в среде культурной богемы Рига получила название «маленького Парижа» севера. Прогуливаясь по Риге, обратите внимание на зеленые бульвары, на них прямо в центре загорают люди, уютные кафе на 2-3 столика, где всегда полупустынно и можно сидеть часами, попивать свою чашечку кофе и почитывать газету. А вечером в городе можно встретить уличных музыкантов и художников, которые навсегда оставят в вашем сердце чарующие звуки вечерней Риги.

Я надела белое платье, которое сшила мне мама, хотя предпочитаю футболку и джинсы. Помню, как мы долго поднимались по ступеням вверх на смотровую площадку Рижской башни. Это символ Риги — 137-метровая башня церкви Cв. Петра. Но посмотреть вниз я не могла – стоило подойти к краю и от ветра широкая юбка взвивалась, как у Мэрилин Монро, всем на радость – справиться с это бедой мне было не по силам. Марк скомандовал ребятам отвернуться и окружить меня со всех сторон, и только тогда я увидела город с высоты птичьего полёта. В Домском соборе мы слушали концерт Баха. А потом меня первый раз в жизни пригласили в кафе, где Марик заказал кофе и пирожные на всех, а мне ещё и мороженное! Мы шли по мощёной улочке, держась с ним за руки, (остальные завидовали, но молчали, Витька иногда вякал от ревности «тили-тили тесто – жених и невеста»), но мы даже не обращали внимания.

Когда мамин отпуск закончился, и пора было ехать в Москву, мы весь вечер целовались на лавочке в дюнах, я сидела у него на коленях, он укачивал меня, как ребёнка, уговаривал не реветь, рассказывая о нашей любви, о будущих детях, о жизни.
Марик проводил нас с мамой до купе…

Мы переписывались всю осень, обещал приехать и приехал на зимние каникулы.
Он позвонил и сообщил, что поселился у Витьки и собирается ко мне.
— Никаких Мариков! Встречай, где хочешь, — сказала мама. Она себя плохо чувствовала в ту зиму, да и гостей не любила. Мне было так стыдно, что моя мама не пустит Марка в дом, я совсем не знала, что же мне делать. Вбежала во двор встречать. Марк и Витька радостно замахали руками:
— Юлька, привет!
— Привет, ребят!
— Вот, это тебе, — Марк протянул мне что-то в коробочке, – подарок из Юрмалы.
— Спасибо, я потом посмотрю, — ответила я, (настроение у меня было ужасное).
Но как рассказать, что не могу пригласить ребят к себе? Как?
— Может, прогуляемся, — неуверенно спросила я.
— Как это «прогуляемся», — заорал Витька. – Мы же…Марик, нам здесь не рады, я тебе говорил-говорил!
Марк надулся, как индюк и буркнул:
— По-моему, пока меня не было, тут завелись овощи.
— Фрукты, — ответила я.
— Нам пора. Пока.
— Пока, — прошептала я чуть не плача.
На следующий день позвонила Серёге.
— Серый, Марик приехал. Мне кружку фарфоровую с двумя блюдцами привёз. Он у Витьки. Поехали к нему.
— Он что? Сам не может?
— Нет, Серёга! И не спрашивай почему.
— Вот, гад! Ну, поехали – адрес знаешь?
Дверь открыл Витька, с удивлением вытаращил глаза и хрипло произнёс:
— Что с человеком сделали? – не есть, не пьёт, — укоризненно посмотрел на меня, провожая нас в комнату.
Марк лежал, на диване, как герой Рыбникова из кинофильма «Девчата»,
пред тем, как ребята с лесоповала придумали часы золотые Тосе купить. Помните?
Все трое мы присели на стулья, около лежащего носом в подушку «больного» в трениках и рубашке. Уставились, дожидаясь хоть словечка, а он сопел и молчал. Первым не выдержал Серый:
— Ты чего разлёгся? Мы к тебе вообще то в гости! Юлька вон торт принесла. Вставай, чай будем пить.
— Отстань, — буркнул Марк.
— Не фига себе! Мы к нему через весь город тащились, а он – «отстань». Поехали, Юль – у некоторых с «крышей» не лады.
Я тихо спросила:
— Марик, может, хватит дуться-то?
Ответа не последовало, и я прошла в узкую прихожую. Витька с Серёгой за мной.
— Нате вам торт – ешьте, не лопните, устало сказала я, протягивая коробку с розовым бантиком.
— Я съем, не волнуйся, — парировал круглощекий Витька.
— Не сомневаюсь. Смотри, чтоб не слиплось, — зло ответил Серёга,
зашнуровывая ботинок. – Когда этот «несчастный» уезжает?
— Завтра вечером, в Юрмалу, между прочим, а не на другой конец Москвы, — мстительно, съехидничал Витёк.
— Скатертью дорожка. Наших, московских, в обиду не дам, — зашипел на него Серый.
Я толкнула Серёгу локтем в бок:
— Пойдём. Хватит.

Марк уехал так и не позвонив. Я переживала, ревела, писала письма, стихи, рвала их, выкидывая в форточку. А через несколько лет от него пришло письмо. Он писал, что уехал учиться в Ленинград и женился. В то время я тоже была за мужем и ждала ребёнка.
Мы переписывались, и однажды он, наконец, рассказал мне, что долго не мог ни в кого влюбится, всё думал обо мне. А я на радостях прислала ему свою фотку.
После чего жена Марика, видимо, устроила ему скандал, и он написал мне своё последнее послание. В котором было: «Не пиши мне более, я женат и у меня скоро родится дочь». Я так и не успела ответить, что у меня родился сын.

Но самое удивительное, что через много-много лет Майк Бильковский, который пишет стихи, песни и печатается на Стихи. ру и разных сайтах. Вы же знаете Мишаню? Нашёл мне адрес и телефон Марка.

«Амулет ( Майку Бильковскому )
Джулия Коронелли

Схороню от лютой беды,
я легка, тяжелей — тоска.
От проклятой полынь — травы
на губах с горчинкой слеза.
Промокашкой, хрупкость плеча
сможет впитывать душный бред.
Проливаясь слезой, свеча —
желтой смальты оставит цвет.
С мятой клеткою на спине:
камуфляжем, уютный плед,
оберегом, в чужой стране-
саламандры узорный след.
Сохранит от пытки судьбы,
изумрудный д-рак-он — амулет.
Верю, истинный блеск звезды
над Парнасом оставит свет»
19 11 02

www.stihi.ru/author.html?bilkovsky
Я, наконец, рассказала о маме и почему так всё глупо вышло ( ведь эта недосказанность и то что я виновата, мучило меня всё время), а Марик поведал, что наконец нашёл ту единственную, у него сын, что работает на ТВ и до сих пор капитан команды КВН Ашдота,

kvnteam.tripod.com/mem.htm
что вспоминает Юрмалу, меня, нашу юность. Ведь первая любовь – самое светлое чувство. Вот такая история. Учитесь, барышни, учитесь! ;)

14.04.2006
  • 0
  • 02 сентября 2011, 01:12
  • coronelli
  • 1634

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.