О В.Д. Геймане- Корреспондент Крымский

Поясним, что это означает: глава семьи живет в Америке и хочет нелегально перевезти, под видом туристов членов своей семьи.

Ещё ответ: «Участникам войны был дан срок льготного пропуска. Теперь они не могут приезжать вне квоты, если они не граждане. Не могут они привозить ни жен, ни их братьев».

Далеко не все участники Первой Мировой покинувшие Россию в 1920 году смогли попасть в Америку до 1925 года, когда власти США прекратили прием участников Первой Мировой без ограничения. Основное препятствие на пути в Америку — это то, что Добровольческую Армию генерала Врангеля расформировали только в 1924 году.

Эвакуированные из России солдаты хотя и были разоружены, но продолжали нести воинскую повинность. Ситуация складывалась трагикомично. Взять для примера хотя бы бывших однополчан: один уехал в Америку сразу и получил вид на жительство, а более усердный и верный долгу — потерял свое право на иммиграцию, не смотря на то, что оно выкуплено ими своей кровью на полях сражений.

Отдельной темой из многочисленных ответов Вениамина Геймана — это тема «Невесты и супруги». Об одних заботились, а других — бросали: «Невесты не считаются близкими и никакими льготами не пользуются. Самый простой способ уехать на один месяц в Европу, перевезти туда невесту, жениться там и вернуться. Расходы будут те же, что и потеря времени, при переезде подыскании новой должности в Канаде. Вам придется прожить 2-3-и месяца, пока Вы сможете выписать, но опять, не невесту, а жену… В штате Нью-Йорк Вы можете получить развод, предъявив удостоверение, что ваша жена в Сов. России пропала без вести».

Иммигранты, особенно нелегальные действительно были сильно напуганы, многие даже, отправляя письма в редакцию, боялись указывать свои адреса: «Вдруг вместо ответа придут и депортируют». Естественно, никто бы не пришел. Зато ответы приходилось печатать в газете: «Соболеву Н.И. Ваш адрес вымышленный, так как на 13-ой Ист, только несколько домов, между 5-ой Авеню и рекой. У Вас стоит 1235. Вымышленные адреса делают невозможным отправку ответов почтой. Первые бумаги, выбранные нелегальными, объявлены недействительными. По окончании Вами университета, Вы должны оставить Соединенные Штаты или скрываться. Искать Вас не могут, но Вам грозит возможность высылки».

Популярность В.Д. Крымского (Геймана) была настолько велика, что когда его, на время частых корреспондентских командировок, подменял другой юрист, то новому консультанту приходилось подписываться «не-Крымский».

Жизнь русских в США была довольно тяжела. Хотя в отличие от России и Турции, в США никто из них не голодал, и если у родителей не было денег чтобы оплатить ребенку школу, то их легко собирали через газету. Но была другая проблема — огромная психологическая травма от пережитой катастрофы. «Новое Русское Слово» постоянно рассказывало о самоубийствах, убийствах, зверских изнасилованиях совершённых выходцами из России. Конечно, сказывалось пережитое. Многие другие боялись и волновались за своих родственников оставшихся в СССР. Они посылали им посильную денежную помощь, которая шла год, а то и больше.

На страницах газеты «Новое Русское Слово» постоянно публиковались рассказы про Советскую Россию, Польшу, Литву, Эстонию, Латвию, о коммунистическом терроре в Болгарии. Анализировался предреволюционный период, печатались стихи о трудной жизни на чужбине: «Профессор Казанского Университета Мережковский, оставшись без средств к существованию в Берлине, покончил с собой»; «В России волки напали на поезд перевозивший скот»; «Самоубийство Бориса Савенкова в Лубянской тюрьме»… и т.д. и т.п. В этом плане, журналист Крымский принципиально отличался от своих коллег по перу. Он пишет, словно не было, ни Великой войны, ни революции, ни изгнания. Зачем это его читателем? Они живы, у них есть новое Отечество, в котором надо работать, обустраивать дома, рожать детей и строить новую нормальную жизнь.

Приглашение Вениамина через газетную статью на прогулку по городу — самое демократичное мероприятие, не требующее ни единого цента.

«Новое Русское Слово» 21 декабря 1924 года. «Что осматривать в Нью-Йорке?»: «Миллионы людей переезжают по мостам Нью-Йорка каждый день, тысячи каждый час, масса русских странствует по ним, но, увы, редкий обыватель соблазняется пешеходной прогулкой через этот чудесный навес над рекой. А между тем, прогулки эти дают такое удовлетворение, которое вполне вознаградит его за потерянный час. Для русских большой интерес представляет Бруклинский мост, как сооруженный русским инженером Моисеевым. Мост этот строился с 1870 по 1883 гг. Он обошелся в 15 миллионов долларов, а с постройками в 21 миллион долларов. Длина моста 5.989 футов, а с пристройками — 6.337 футов. Мангаттан мост имеет 6.885 футов, стоит 24 миллиона долларов строился до 1913 года. Виллиабургский 7.200 футов и стоил 12 миллионов долларов. Наконец четвертый мост Квинсборо 59-ая ул. и 1-ое Авеню идущий из Лонг Айрланда до района Сетрал Парк стоит 20 миллионов долларов и имеет 8.231 фут, т.е. длиннее всех. Мосты начинаются за 1.500 футов от берега, и тянутся далеко в город, упираясь Бруклинский за 10 кварталов в площадь Сити Холл, Мангеттенский на Кингли стрит, Виллинбургский — Даленси. Красивее всех Квинс-Боро бридж, который эффектнее и величественнее. Над самой рекой висят сплошные полосы моста между башнями. Пройти пешком — это единственный способ увидеть все чудеса мостов. Лучше всего пройти Бруклинский мост — от Сити Холл Плейс, поднявшись на второй этаж воздушной платформой. Обратно вернуться через Мангеттенский мост из Бруклина. Тремя этажами идет движение собвеев, трамваев, автомобилей, пешеходов и пр. Поразительные картинки на реку, статую Свободы, мчащиеся пароходы. Место это так облюбовано летом парочками, что для них установлено много скамеек. Пешеходное движение — весьма интенсивное. Отличные виды открываются с Квинсборо моста, под коим находится остров „Белфейр“ (Блек Уэл — черный колодезь) сверху видны гимнастические упражнения арестантов из находящихся там исправительных тюрем, жизнь многочисленных госпиталей острова…».

В.Д. Гейман очень любил прогулки. Ведь это в наше время, он — знаменитый автор одного из первых путеводителей по Феодосии «Спутник приезжего: Справочник-путеводитель по Феодосии и окрестностям», изданный в 1911 году. А тогда в 1924 году, проходя по Бруклинскому мосту, Вениамин, наверняка вспоминал те дни, когда он, юный, точно также шагал по мостикам «Вздохов» и «Поцелуев» в родной Феодосии.
продолжение выше
  • 0
  • 12 декабря 2011, 18:13
  • coronelli
  • 1701

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.