Слышь, ты…

— Куда прешься, дура?! – высунувшись из окна, водитель пытается убедить девушку-пешехода сойти с дороги на обочину. В ответ та, мило улыбаясь, показывает ему средний палец. Стоящие вокруг люди взрываются смехом, обескураженный водитель продолжает свой путь, ворча под нос что-то вроде «Ну и девушки пошли»…
Место – село Береговое, время – вечернее.
— Простите, вы поставили свой рекламный щит возле заднего бампера моей машины. Как теперь мне выехать? – мой супруг пытается вежливо «разрулить» ситуацию с барышней, которая является хозяйкой здоровенного щита с надписью «Сдам жилье»: она примостила аккурат возле задних колес машины.
— Ну, переставьте куда-нибудь, — вяло предлагает она.
— Да мне некогда, да и некуда тут – другим загорожу выезд, — продолжает уговаривать он.
— Слышь, ты, достал уже своим нытьем. Мешает? Взял и перенес, — далее женщина проводит краткий психоаналитический экскурс по поводу личной жизни своего визави в красочных выражениях.
Место – поселок Приморский, время – дневное.
— Простите, Вы не могли бы продать мне бутылку воды? – робко спрашиваю у продавщицы, которая деловито расставляет бутылки с водой на прилавке.
— Вы че, не видите – я занята? Лезут и лезут, покоя нету, — далее продавщица, не стесняясь в выражениях, припомнила определенную часть жизни моей мамы.
Униженно втянув голову в плечи, следую к другому киоску. Там продавщица тоже переставляет бутылки в холодильнике. Наученная горьким опытом, молча и терпеливо жду, когда она закончит. Через пару минут женщина поворачивается ко мне лицом:
— И чего вы молча стоите?
— Так вы заняты, — отвечаю.
— Блин, так я тут, может, до вечера копаться буду – так что теперь? Молчат, как в рот воды набрали, будто позвать трудно, — подивилась нерадивым покупателям продавщица.
Место – набережная Феодосии, время – утро.
— Слушай, ты мне мозги не парь. Ты бабло отдавать когда будешь? Вы там че – совсем обалдели, вы – мыши серомордые?! Где вы? Я сейчас приеду, я вам сейчас расскажу, — басистый голос мужчины не сулит ничего хорошего тем, к кому он собирается в гости. Далее он разражается длинной тирадой, цензурными в коей являются в основном предлоги и междометия.
Место – двор многоэтажного дома в Феодосии, время – далеко за полночь.
Ситуации, как известно, не редкие и, к сожалению, совершенно не удивительные. Обычно мы либо проглатываем обиду, стараясь не обращать на это внимания, либо, раздраженные повсеместным хамством, которое встречает нас в быту и в чиновничьих кабинетах, отвечаем тем же. Мат давно перестал быть табуированным – его употребляют, подзабыв давнее «Тссс, здесь же женщины/дети». Все в общем умные люди называют атомизацией общества. То есть, каждый – сам по себе и, в то же время, почему-то против каждого другого. Возможно, бедность, возможно, неустроенность в личной жизни, возможно, пример представителей власти и силовых структур (вспомните только одно из недавних выражений милицейской пресс-службы: «Оперативник вам – не воспитанница пансиона благородных девиц», то бишь вежливым быть не обязан)…Таких «возможно» много, но даже социология констатирует: за последние годы украинцы стали хамить друг другу в несколько раз чаще, чем 10 лет назад. Это грустно…
  • +1
  • 13 августа 2012, 11:36
  • genova
  • 2995

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.