Синагога Эммануэль. Крымская легенда

СЕРГЕЙ МОГИЛЕВЦЕВ

СИНАГОГА ЭММАНУЭЛЬ

крымская легенда

В самом центре Алушты, недалеко от старого рынка, стояла прекрасная синагога, построенная так искусно, что это, пожалуй, было самое красивое и самое выдающееся здание в городе. Она была огромных размеров, поднятая вверх почти на три десятка метров, располагаясь на двух уровнях снизу и сверху холма, и своим видом поражала воображение всех, кто на нее смотрел. Прекрасные окна синагоги, в одних местах круглые, в других овальные, были украшены цветными витражами, и когда на них падали солнечные лучи, витражи эти искрились, и испускали в разные стороны таинственные цветные лучи. Стены синагоги были покрыты лепкой и замысловатым орнаментом с изображением шестиконечной звезды Давида и мифических ветхозаветных животных: единорогов, змей, китов, дельфинов, львов и грифонов, а также ангелов, держащих в руках пальмовые ветви и грозные поражающие мечи. Внутри убранство синагоги было еще более великолепно, стены ее были обшиты дубовыми панелями, украшенными прекрасной резьбой, пол был мозаичным, а сверху располагалось три яруса галерей, также обшитых лакированными панелями с изображением цветов, ангелов и животных. Все это создавало внутри синагоги атмосферу радости и экстаза, и наполняло души правоверных иудеев чистотой и верой в милость Иеговы, пославшего им некогда ковчег Завета с десятью вечными заповедями. Ковчег Завета, как и во всякой синагоге, находился здесь с восточной стороны, — там, где лежал давно оставленный ими и оплаканный многими поколениями евреев священный город Иерусалим. Богослужения в алуштинской синагоге всегда проводились учеными раввинами в строгом соответствии с уставами иудейской веры и с заветами, переданными еврейскому народу Моисеем, записанными на священных скрижалях. Община евреев в Алуште была богатая и большая, она не пожалела денег на строительство синагоги, и щедрые дары эти теперь окупались сторицей, наполняя сердца местных, а также приезжих паломников (многие специально приезжали издалека, чтобы посмотреть на чудесную синагогу и помолиться в ней Иегове) радостью и благоговением. Так продолжалось долгие годы.
Но пришли в Алушту, как и вообще в Крым, иные времена, пришло сюда время безбожия, и чудесную синагогу закрыли, лишив евреев возможности молиться в ней. Но не хватило смелости у безбожников разрушить прекрасное здание синагоги, как разрушили они многие храмы в Крыму: христианские, мусульманские, иудейские, античные. Они лишь похитили здесь священные сосуды, и украли все, что представляло хотя бы малую ценность. Слишком прекрасна была алуштинская синагога, слишком хорошо вписывалась она в рельеф местности, украшая своим чудесным видом и сиянием своих витражей целый город. Не разрушили безбожники синагогу, устроили в ней кинотеатр, и крутили в нем мерзкие безбожные фильмы. Не посмели разрушить алуштинскую синагогу и фашисты, временно оккупировавшие Алушту, хоть и преследовали они с особой жестокостью евреев, убивая их, где можно, и уничтожая на земле всякую память о них. Устояла синагога, пережила и времена безбожия, и времена фашистской оккупации, и все так же гордо и прекрасно стояла на холме, оставаясь самым красивым зданием в городе. Только вот имя ее постепенно забылось, и люди стали звать ее «синагога Эммануэль», что на иврите означает «с нами Бог». Радовались сердца алуштинских евреев, когда смотрели они на свою синагогу, страстно желая убрать из нее ненавистный кинотеатр и вновь возобновить богослужения, так необходимые сердцу и душе каждого иудея.
Закончился двадцатый век, минуло на земле второе тысячелетие, совсем другая, новая и справедливая власть пришла в Крым, и мечте алуштинских евреев о возрождении синагоги Эммануэль, казалось бы, уже ничто не могло помешать. Но не тут-то было!
Странные события происходили в Алуште, маленьком городке, маленьком анклаве, закрытом со всех сторон горами и морем, и соединенным с большой землей лишь узкой лентой горной опасной дороги. Засыпались здесь древние колодцы, разрушались древние крепости и постоялые дворы, сносились белоснежные дачи, построенные в стиле модерн, бетонировались ручьи и реки, разрушались древние кладбища и античные храмы, — и все ради безумия летнего отдыха, ради сиюминутной выгоды и наживы. И никто из алуштинских евреев не мог даже себе и помыслить, что на девятом году третьего тысячелетия новой эры, в свободной и независимой стране произойдет то, чего не осмелились сделать даже фашисты — прекрасная синагога Эммануэль, это чудо из чудес, эта гордость Алушты и Крыма, это святое сооружение будет разрушено до основания, — внезапно, подло, цинично, нагло, — а на его месте станут тут же, чтобы побыстрее скрыть следы преступления, строить какой-то высотный дом с подземной парковкой и развлекательным комплексом.
Столь наглый, циничный и чудовищный факт разрушения синагоги поверг в ужас алуштинских евреев. Но что они могли сделать? Нехорошо было в последнее время жить в Алуште, совершались тут убийства, пропадали неугодные люди, тысячи горожан уезжали из города куда придется, опасаясь за свою жизнь и жизнь своих детей, многие кончали с собой при виде гибли и разрушения всего, что дорого им с детства, а другие угрюмо молчали, равнодушные и сытые, озабоченные лишь сиюминутной выгодой летнего отдыха. Так и разрушили посреди белого дня синагогу Эммануэль, и никто даже пикнуть по этому поводу не посмел.
Но Господь Иегова, которому с небес видно все, прекрасно все подмечает: и скупую слезу, катящуюся по морщинистой щеке старого алуштинского еврея, когда смотрит он на страшный котлован, похожий на котлован Бабьего Яра, оставшийся от синагоги Эммануэль; и вздохи старой еврейской женщины слышит он, и плач маленькой девочки, которой старая еврейская бабка рассказывает о разрушенной синагоге; и внезапно нахмурившееся лицо маленького еврейского мальчика тоже видно Ему, ибо ребенок, случайно услышавший о разрушении храма его предков, не по-детски задумывается, и задает взрослым вопрос: «Почему?», а взрослые не могут на него ответить.
Но прекрасно может ответить Иегова, давно уже возлюбивший алуштинскую синагогу Эммануэль, ибо любит Он все отверженное и униженное, — прекрасно может Он ответить с небес, почему в Алуште произошло такое святотатство? От равнодушия алуштинцев, от подлости ее властей, от всеобщего безразличия и от атмосферы террора и страха, установленной в городе, худшей даже, чем во времена далекой уже фашистской оккупации.
И поэтому произносит Иегова свое проклятие и свой приговор Алуште: за разрушение синагоги Эммануэль будет в скором времени разрушен и сам город Алушта. Падет на него с небес град из огня и серы, закачается под ним земля, и будет он лежать в руинах, как лежала в руинах разрушенная синагога, будут вокруг зиять ямы, заваленные обломками, похожие на яму, оставленную от синагоги, и в ямах этих будут покоиться сами алуштинцы, вокруг же будут ползать ядовитые змеи и скорпионы. На отцов же города Алушты Иегова наложил особое заклятие: то там, то здесь, на стенах города будут неизвестно откуда возникать надписи, гласящие, что отцы эти воры и разбойники, и надписи эти, сколько их не стирай, не сможет уничтожить никто. Будут они появляться здесь снова и снова. И если не покаются алуштинцы, не оденутся в рубища, не посыпят головы пеплом, и во главе с отцами города не начнут срочно строить точно такую же синагогу Эммануэль, погибнут они от огня и серы с небес, а город превратится в сплошные руины.
Пророчество Иеговы о судьбе города Алушты передано старым и набожным евреем, имя которого известно на небесах.
2010
  • +1
  • 26 июня 2014, 15:21
  • Azovskiy
  • 1732

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.