Повесть Калейдоскоп

А ВОТ И ЖЕМЧУЖИНА, БЕЛАЯ И БЕЗЗАБОТНАЯ, ПРИВЫКШАЯ К ЛАСКЕ ТЕПЛОЙ МОРСКОЙ ВОЛНЫ

Плачь комариный под вечер,
Тихо вздыхает ковыль.
В путь по тропинке на встречу:
Поле поплыло, да пыль.

Грустно, дощатая дача,
Ветошь запущенных дней.
Как — то всё было иначе
В памяти детской моей.

Солнце. Плескал рукомойник
Струйки весёлой воды.
Что нам на завтрак сегодня?
Мамочка, яблоки-сны…


( Читать дальше )

Повесть Калейдоскоп с фотодокументами из Книги Коронелло



Виктор Антон Викторович Коронелли из Феодоссии.

Его крестными роителями были, вышеупомянутый Александр-Владимир Александрович Коронелли и Варвара Ревелиотии, происходившая из очень известного в Таврической губернии дворянского рода. Генерал Феодосий Дмитриевич Ревелиотти, который,: «…» будучи командиром Балаклавского батальона в 1809-1831 гг., постепенно скупил большое количество земель в районе Мухалатки, Кукук-Коя, Кекенеиза, Симеиза, Алупки, Ореанды. Только в одной Ливадии ему принадлежало свыше 200 десятин земли, на которых он начал разбивать виноградники.



( Читать дальше )

Возвращение

Дедушка Мануэль Родейро-Перейра и Валерия Викторовна Коронелли ФЕОДОСИЯ ДО ВОЙНЫ

Коронелли Джулия Евгеньевна

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Бабушка юная, «Брызги шампанского».
Кто он? – Морской офицер.
Кружиться танго, и юбочка красная
взята под «верный» прицел.
Усики – стрелочки, выправка статная.
О, легкомыслие! – Грех?
Только шестнадцать? А сын у Вас славненький.
Брызжет шампанское! – Смех?
Он по-испански шептал ей: — Те amo,
но Ваш взыскательный взгляд?
Прыгнул со скал в безутешное море.
Бабушка! – «Ангельский яд?»
Свадьбу сыграли в родной Феодосии.
Вместе не долго. Война!
Локоны черные брызнули проседью –
свет с ледяного лица.
Он добровольцем, за «русскую Родину»,
ты — в эшелонах с детьми…
Как возвратясь целовал тебя в родинку
нежно, у самой груди.
Тонкою ниточкой жизни качается
тень в золотистой листве.
Брызги шампанского, взор загорается,
Бабушка! – Память в душе.

стихи и песня






иногда с дорожки лунной
семивольноволнострунной
в ночь спускаются коты
в рот набрать морской воды
за тенями от причала
их влюбленные встречают
пряча стоны струн гитарных
в омут глаз весьма коварных
так в Приморском все коты
черно-белой красоты
носят клёш и бескозырки
очень зорки юрконырки
серенады их на пляже
не покажутся вам лажей
но концерт не долго длится
прихлебнув морской водицы
лезут цепко по ступеням
вверх по лестнице терпенья
оставляя след когтистый
и на крышах и на листьях
на дверях и тротуарах
даже на влюбленных парах
крепко утром спит поселок
полосатый как котенок.

Дж. Коронелли

Пос. Приморский 2009

Повесть-Калейдоскоп

БЕЛЫЙ ОСКОЛОК КИРПИЧА

1971 год. Кузьминки. Мне 7 лет, и в школу я пойду на будущий год.

По тем временам в Кузьминках кооперативные «высотки-девятиэтажки» были довольно престижными домами, стоящими в ряд вдоль Зеленодольской улицы, которая словно наша широкая река Проня плавно текла вдоль плотных зарослей сирени, густой зелени тополей и берез. Мои окна смотрели именно на эту улицу, по которой машины тогда почти не ездили, а важно шествовали лошади в упряжке из Кузьминского парка, звучно цокая копытами по асфальту. Ночами я иногда просыпалась от резкого звука гармони, и, глядя в темноту комнаты, внимательно прислушивалась к пьяным голосам дядек и тёток, орущих постоянно одну и ту же странную, непонятную мне пес-ню: «Ты, моя, ты моя, Сивая Калоша!». «Вряд ли они поют про калоши, которые надевают на валенки»: думала я, но кто такая – эта «сивая Как-лошадь» не знала, и представляла себе маленькую рыжую лошадку, скачущую как Сивка-Бурка из сказки по нашему огромному кукурузному полю за школой в посёлке.



( Читать дальше )

Повесть Калейдоскоп

МЕДНЫЙ КОЛЧЕДАН. ЧЕМ-ТО ПОХОЖИЙ НА ЗОЛОТО, НО ТОЛЬКО ТУСКЛЫЙ, СЛОВНО СТРЕМЯЩИЙСЯ СЛИТЬСЯ С ПРОСТЫМ НАРОДОМ, ЖАЖДУЩИЙ В ТИГЕЛЬ

Испания, Испания
Прекрасная страна.
Наверное, в Испании
Есть дом, где я жила.
Мне пели серенады,
И ночью под луной
Мое шептали имя,
Зовя меня с собой.
Корнелло благородный
Слыл крестным короля.
Имел в Эгейском море,
В Наксии острова.
И я – его дочуркой
Единственной была.
Испания, Испания
Прекрасная страна.
Сеньоры, синьорины:
Вот дом где я жила.
Оливки, мандарины,
Чужие острова.
Пускай я Коронелли.
Я русская душой,
Но все же серенады
Поют лишь мне одной.

Папа Маноль часто вспоминает про свою маму, которую любил и очень уважал. Звали её Мария. Дома он вечно что-то делает: строгает или точит в своей мастерской, расположенной в тесном коридоре и громко рассказывает мне о ней на ломаном русском языке, немного щурясь от дыма папиросы с крепчайшей махоркой, прилипшей к ши-рокой нижней губе.
– Марррия, одна совсем, воспитывала шестерых мой сестра. Седь-мой, самым последним в семья я ррродился, и в нашей маленький городка меня называли Неньо так назовут всех малыша в Испании, пока они не начнут ходить в школа. Отец мой уехал на заработка в Америка, да так и пропал там. В четыре года мать посадила меня на лошадь, хлестнула что было сила кнута, и крикнула вслед: «Держись, Маноло!» Вот и держусь с той поры в седло», – смеётся отец, сверкая белоснежными крепкими зубами, как-то неестественно выделяющи-мися на смуглом морщинистом лице. Его черные глаза блестят дет-ским лукавством. Я обнимаю его за шею, вися на ней, ерошу кудря-вые, седые волосы, и спрашиваю: «А дальше что было? Пап, ну скажи, ты упал?»
– Нет, голубка, я же говорю, держусь. Вот так!
Он хватает меня и легко подбрасывает к потолку.



( Читать дальше )
  • 0
  • 02 августа 2011, 19:05
  • coronelli
  • 1
  • 1699

Некоторые ссылки о Коронелло

У Берегового появился флаг и герб
17.08.2009

Депутаты Берегового сельсовета утвердили флаг и герб Берегового. На них символами отмечена история поселения, начиная с древних времен, а также – планы на будущее.

Мэр Берегового Игорь Филиппенко напомнил «Кафе», что ранее ни герба, ни флага у села не было.


( Читать дальше )
  • 0
  • 02 августа 2011, 02:02
  • coronelli
  • 4
  • 1872

Повесть-Калейдоскоп

А ВОТ И ТЁПЛЫЙ СВЕТ ЯНТАРЯ, ПРИВЕЗЕННЫЙ, КОГДА-ТО ДАВНЫМ-ДАВНО ИЗ ПРИБАЛТИКИ, НЕИЗВЕСТНО КЕМ И НЕИЗВЕСТНО КОМУ…

Хорошо мне живётся на моей «маленькой Родине» в посёлке, при цементном заводе «Спартак», где если ветер дует с завода, то вся лист-ва во дворе становится белой, будто выпал первый снег! В двухэтажке двери квартир никто не запирает, все ходят друг к другу в гости когда вздумается. По вечерам в доме становится шумно и весело.

Лучшая мамина подруга – Нина Харитонова. Она мне кажется маминой сестрой – настолько они близки. С большими, как переспелые оливы, глазами, с черными кудрявыми волосами и хриплым низким голосом, она напоминает Шахерезаду из «1000 и 1 ночи». Сказочные «рецепты молодости» Нина и мама испытывают на себе каждый день, потому что Нина вечно болеет надуманными болезнями, которых нет ни в одном медицинском справочнике, а мама ей «ассистирует». За компанию.


( Читать дальше )