“Если ты не забудешь, как волну забывает волна…”

Кто сказал, что первый поцелуй ты помнишь даже тогда, когда последний уже забыт? А я уже не помню. Наверное, в детском садике или во дворе девочка поцеловала. Но многое помню…

Мы с родителями приходим в гости к дяде и тете. Стол уже накрыт. На нем столько разного и вкусного. И оттого в квартире стоит неповторимый аромат. Смешно, но запах этот я помню.
Память о другом запахе такая. Когда был маленьким, несколько лет жил с дедушкой и бабушкой. Дед работал водителем грузовика и после работы приносил мне пару дешевых пирожков. Они пахли бензином.

В детском садике в соседней группе стоял парусник. Что для пятилетнего пацана огромный и красивый парусник?! Это что-то неземное и недостижимое. Даже если просто постоять и посмотреть на него. Я запомнил этот парусник на всю жизнь. А следующие парусники в моей жизни были, пожалуй, из рассказов Грина или Уильяма Джекобса.

В школьном учебнике истории была картинка. Мамонт провалился в яму-ловушку. И древние люди добивали его камнями. Мамонт был лохматый и симпатичный. Мне было его жаль. Наверное, потому, что он был очень большой, но

( Читать дальше )

За БУБЕНЧИКОВА.3

Катька была не из тех людей, которые будут рыдать в подушку или заискивать перед «самаркандской ханшей». Но этого нельзя было сказать о Глузике. Ещё молодая, красивая она стала буквально чахнуть. Врачи поставили страшный диагноз – рак. Глузик долго и мучительно умирала. Родная дочь Катька ухаживала за ней, а заодно и за её внуком, своим сыном.



( Читать дальше )

За БУБЕНЧИКОВА.2

Так вот.

Евгений был не из тех мужчин, которые бегают за каждой юбкой. Поэтому, «самаркандской красавице» потребовалось немало усилий, чтобы он обратил на неё внимание. Женька, всегда смеясь, говорил жене, что все «бабы сикают от него кипятком, а ему до них и дела нету, поскольку он любит только её одну».



( Читать дальше )

За БУБЕНЧИКОВА.

За БУБЕНЧИКОВА.
Посвящается Инне Петровне Концевой.
Аминь!
НАВЕРНОЕ, РАССКАЗ БУДЕТ ОБЫЧНЫМ. ПРОСТЫМ В ПЛАНЕ СЮЖЕТА И ЛИЧНОСТЕЙ ГЕРОЕВ. ЗНАЯ ЭТО, И НЕ ЛЮБЯ ТРИВИАЛЬНОСТЬ, Я ВСЕ ЖЕ СЕЛА ЗА КОМПЬЮТЕР И НАЧИНАЮ РАССКАЗ.
МОСКВА. ТАГАНКА. РОДДОМ ИМ. КЛАРЫ ЦЕТКИН. 1964 ГОД.

Роды были чрезвычайно тяжёлые.

Врачи из районной поликлиники предупреждали, что в 27 лет, с таким слабым сердцем, редко кто решится заводить ребенка. Но Валька любила своего Женьку до умопомрачения, не смотря на постоянные толпы поклонников, и даже поклонниц её изумительной красоты. Она ни на кого не обращала внимания, кроме своего мужа, и больше всего на свете ей хотелось видеть продолжение любимого в огромных, карих глазах их дочери.



( Читать дальше )

О Гордости



«Они пошли между колоннами и наконец выбрались в какой-то другой зал, в котором почему-то сильно пахло лимоном, где слышались какие-то шорохи и где что-то задело Маргариту по голове. Она вздрогнула.
— Не пугайтесь, — сладко успокоил Коровьев, беря Маргариту под руку, — бальные ухищрения Бегемота, ничего более. И вообще я позволю себе смелость посоветовать вам, Маргарита Николаевна, никогда и ничего не бояться. Это неразумно. Бал будет пышный, не стану скрывать от вас этого. Мы увидим лиц, объем власти которых в свое время был чрезвычайно велик. Но, право, как подумаешь о том, насколько микроскопически малы их возможности по сравнению с возможностями того, в чьей свите я имею честь состоять, становится смешно и, даже я бы сказал, грустно. Да и притом вы сами — королевской крови.
— Почему королевской крови? — испуганно шепнула Маргарита, прижимаясь к Коровьеву.
— Ах, королева, — игриво трещал Коровьев, — вопросы крови — самые сложные вопросы в мире! И если бы расспросить некоторых прабабушек и в особенности тех из них, что пользовались репутацией смиренниц, удивительнейшие тайны открылись бы, уважаемая Маргарита Николаевна. Я ничуть не погрешу, если, говоря об этом, упомяну о причудливо тасуемой колоде карт. Есть вещи, в которых совершенно недействительны ни сословные перегородки, ни даже границы между государствами. Намекну: одна из французских королев, жившая в шестнадцатом веке, надо полагать, очень изумилась бы, если бы кто-нибудь сказал ей, что ее прелестную прапрапраправнучку я по прошествии многих лет буду вести под руку в Москве по бальным залам. Но мы пришли!»

"- Да, прав Коровьев! Как причудливо тасуется колода! Кровь!"

" — Вздор! Лет через триста это пройдет. Мне посоветовали множество лекарств, но я по старинке придерживаюсь бабушкиных средств. Поразительные травы оставила в наследство поганая старушка, моя бабушка! Кстати, скажите, а вы не страдаете ли чем-нибудь? Быть может, у вас есть какая-нибудь печаль, отравляющая душу, тоска?
— Нет, мессир, ничего этого нет, — ответила умница Маргарита, — а теперь, когда я у вас, я чувствую себя совсем хорошо.

— Кровь — великое дело, — неизвестно к чему весело сказал Воланд и прибавил: — Я вижу, что вас интересует мой глобус."

«Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!»
Булгаков. «Мастер и Маргарита»

С детства ненавижу просить.

Требовать – это за всегда пожалуйста, например, в магазине, чтобы вежливо обслужили, да, еще поменяли тухлые фрукты, на такие же, но – «прям с дерева!». А почему—нет-то? Или в очереди талончик к специалисту в местной поликлинике в 6 утра просить не стану, да провались! Лучше сдохну, а просить не буду, да и лечиться туда ходить опасно, вот и не хожу, как и в Общество инвалидов за дырявым полотенцем от правительства нет, не пойду.


( Читать дальше )

Прогулка на кладбище



фото джук

Было промозглое осеннее утро. Дождь, шедший всю ночь, наконец, утих, и я решила прогуляться по лесу.



( Читать дальше )

Олень и мент


на фото тот самый олень

На улице было очень душно. Небывалая для мая жара иссушила совсем недавно распустившиеся клейкие листочки тополей.

И не было спасения от этой духоты ни в офисе под «кондишеном», ни в парке, куда Нелли ездила после рабочего дня теперь каждый вечер, чтобы хоть немого расслабится в тени куцых елей.
Вот там-то она и увидела его.

Еле волочивший от голода ноги, худющий, со впалыми коричневыми боками, он казался совсем несчастным. Полными слёз глазами, похожими на маслины, он с ужасом смотрел на чокнутый от жары народ, радующийся новому «живому» зрелищу, привезённому из северных широт, и ни о чём уже не думал, покорно следуя за хозяином, тащившем его на верёвке, тесно сжимающей шею, к грязному, покрытому вонючей плёнкой заболоченному пруду, в котором плавали пустые бутылки из-под пива.
Глотая тёплую воду с омерзительно-тухлым запахом Северный олень желал одного – быстрой смерти, избавившей бы его от дальнейших мучений. Он давно уже перестал вспоминать сочный ягель и прохладные сладкие горные ручьи своей Родины.
Нелька заплакала от жалости и стыда за людей – олень умирал!


( Читать дальше )

Заиньки мои

Коронелли Джулия Евгеньевна

Лето кончилось. Хотя, довольно тепло, и даже дерева в парке ещё не подозревают о предстоящем для них испытании, мерно покачивая пышными, зелёными кронами. Чувствуется в воздухе какая-то тревожность и грусть.

— Ты не заболел? Глаза блестят. Щёки пылают.
— Всё хорошо, мама. Устал немного. Я спать лягу пораньше.

Я же не буду ей рассказывать, о чём думаю теперь постоянно.
Мы с Алей вчера вечером как всегда сидели на крепких, удобных ветвях яблони в садике на Таганке у Новоспасского монастыря. Скрытые темнотой, мы смотрели вниз и смеялись в кулачёк над ничего не подозревающими, проходящими мимо людьми. И вдруг! Неожиданно для самого себя я поцеловал её.

Лето. Лето! Осень…
— Ты зачем так много откусила от каравая, не прожуёшь теперь, не смейся, выплюнь!
— Я всегда хотела быть главнее тебя! И буду!
— Глупая, ты мне теперь – жена и обязана подчиняться, слушать и слушаться.
— Ни за что!


( Читать дальше )

Мама, Юрмала, первая любовь



Мама, Юрмала, юность, первая любовь.

Коронелли Джулия Евгеньевна

Марк Изрелит-фото из интернета (капитан команды КВН Ашдот)

coronelli.ucoz.ru/publ/2-1-0-164 Фото Юрмалы Елены Комоловой

Юрмала — «Город на волне», крупнейший курорт в Прибалтике, расположенный в 20 км от Риги, на берегу Рижского залива. Здесь тихо, неспешно, спокойно, чистые мощеные плиткой дорожки, неширокие улицы, дома, утопающие в зелени, постриженные газоны и цветники. Сосновый воздух, дюны, мягкий песок- очень помогает расслабиться и отключиться от шумной городской жизни. С другой стороны Юрмалы протекает река Лиелупе, которая известна как водная дорога.



( Читать дальше )

Художник Тюря


жирафья полочка с рисунками ДжуКа

«Жил-был художник один», – когда-то давно напевала с экрана телевизора рыже-лохматая мадам Брошкина. Так вот, открою вам тайну: пела она о грузинском художнике Пиросманишвили,

( Читать дальше )